Николай Минский «Алмаз»

Я — тусклое стекло; ты — блещущий алмаз…
Я часто вид менял, я плавился не раз
Над яростным огнем страстей, любви, страданий;
Ты не меняешься; твои навеки грани
Холодной пылью звезд Создатель отточил,
В кристальной твердости текучесть заключил
И граням чистоты прозрачно-бестелесной
Дал крепость, равную их нежности небесной.
 
Я — тусклое стекло, и я твой блеск люблю;
В твоих лучах намек на мир иной ловлю,
Тот мир, где сонмы душ бесцельно и бесплотно
Играют, искрятся, струятся беззаботно,
Где мутных чувств земных давно забыт рассказ,
Где вечность — радуга, и каждый миг — алмаз,
Мир сбывшейся мечты, от века недоступный
Тому, в ком страждет дух, печальный иль преступный.
 
Я — тот, в ком страждет дух, и грустный свой удел
За радужный твой сон отдать бы не хотел…
— Всегда сверкать? — О, нет! Но, встретившись с тобою,
Иной ужален был я страстною мечтою:
О, если б пострадать от твоего огня,
Чтоб грани чистые коснулися меня
Холодной молнией и в блеске поразили,
И болью светлою, как ласкою, пронзили.
 
Мечта моя сбылась. Недаром сердце ждало
Расплаты за любовь. Твои лучи, как жало,
Приблизились, впились, твой свет в меня проник,
Твой холод жег меня, и был — я помню — миг,
Со мной слился твой гнев, с тобой — мои страданья.
Теперь тот миг сменен разлукой без свиданья.
Прости навек, огонь мне чуждой красоты!
Я от тебя страдал. Я рад, что я — не ты.

«Вестник Европы» т. 5, 1901 г.